Юля Гулян — публикации автора

Завершился 71-й Кинофестиваль в Локарно. Жюри основного конкурса во главе с Цзя Джанке и Шоном Бейкером выбрали самый нормальный фильм из довольно тоскливого лайн-апа: трейлер сингапурской «Воображаемой земли» обещал минимум «Черный уголь, тонкий лед» – и не обманул. Рассказываем про него и еще парочку самых ожидаемых фильмов фестиваля.

В прокат вышли «Жаркие летние ночи» — фильм об идеальных каникулах, на которых заморыш Тимоти Шаламе смотрит «Терминатора-2», дружит с нарко-дилерами и встречается с Майкой Монро — то лето 91-го все мы провели как-то совсем иначе. Мы поговорили с режиссером Элайджей Байнумом о том, как снять свой дебютный фильм и не умереть, даже если ты до этого вообще ничего не снимал и нигде не учился.

До нас докатился прокат «Зверя» Майкла Пирса – триллера, который на фестивале в Торонто возродил веру в кинодебюты, а у некоторых и веру в триллеры вообще. «Зверь» (в оригинале Beast) маскируется под историю красавицы и чудовища, где чудовищами окажутся все обитатели острова Джерси – чего и стоило ожидать от британского оффшора с населением в 100 тысяч человек.

Джон Кэмерон Митчелл взял за основу рассказ Нила Геймана «Как разговаривать с девушками на вечеринках», добавил панк, Эль Фаннинг, Алекса Шарпа и Николь Кидман в образе «Боуи встречает Хедвиг». Мы поговорили с режиссером о клубе Рокси, 70-х и Бобе Фоссе.

В Каннах за юмор должны были ответить Триер (оцените трейлер), Годар (вышел на пресс-конференцию по FaceTime, приколист), Митчелл (затянутый абсурд про типичный Голливуд) и немного Кристоф Оноре с гей-мамблкором “Мне 35, и я обречен на вечную Икею”. Вспомним тех, кто еще невзирая ни на что осмелился быть смешным для всех в этом году.

Хирокадзу Корээда неловко раскланивается перед публикой зала Люмьеров – две тысячи человек 15 минут не отпускают самых стильных и самых застенчивых каннских конкурсантов, команду «Магазинных воришек» (Shoplifters). Через неделю они получат Золотую пальмовую ветвь.

Золотой Медведь ушел фильму, который вы вряд ли досмотрите, если не будете сидеть в середине ряда и не уснете. Кинокритики, как всегда, возмущены. Чтобы не отставать, мы собрали альтернативный топ — все любимые фильмы Берлинале-2018, которые хоть немного, да перевернули нашу жизнь.

В параллельной программе Берлинале показали новый футбольный фильм Порумбою, и это самое очаровательное событие фестиваля.

«Довлатов» Алексея Германа-младшего и «Профайл» Тимура Бекмамбетова – фильмы из параллельных вселенных. Эти миры никогда не должны были встретиться, но на Берлинале премьеры прошли одна за другой, и на экране ленинградскую интеллигенцию 70-х сменили сирийские вербовщики и лондонские отчаянные журналистки. Впрочем, говорили они примерно об одном, хоть и совсем на разных языках.

Фильм открытия Берлинского Кинофестиваля — мультик «Остров собак», в центре которого – как всегда у Андерсона – невероятный криминальный сюжет, чей абсурд не мешает пройтись по всем болевым точкам нас настоящих.

Редакция glukk отличается особой ленью и графофобией, и чтобы вам два раза не читать, Юля Гулян выбрала любимые фильмы минувшего года, которые выйдут в России в 2018.

Если выбирать один главный фильм Лондонского Кинофестиваля, то точно «Счастливчика» (Lucky) —
режиссерский дебют актера Джона Кэролла Линча.

В прокат вышла «Аритмия». Пожалуй, лучший фильм Бориса Хлебникова, а то и вовсе лучший русский фильм 2017 года.

В 2017 году лучшим фильмом о дружбе, взрослении и беспонтовом мире взрослых стала экранизация Стивена Кинга, и это нормально. Не появись киллера-клоуна Пеннивайза, черта с два бы семеро ребят из «Клуба неудачников» за одно лето решились дать отпор домашнему насилию и гиперопеке, одолеть портрет Модильяни из предыдущего фильма Андреса Мускетти, пройти Бар-Мицву, потерять веру в гомеопатию и даже заговорить с классной девчонкой.

Поначалу шоу-стопперы под Depeche Mode, The Clash и Джорджа Майкла кажутся просто запредельно хорошими клипами (будто бы этого мало), но вскоре за ними начинает мерцать вечная шпионская тоска по биполярному миру, однобортным пальто и доцифровой романтике.