Нимфоманка, часть 1

Nymphomaniac
Мы с Б. наконец-то наедине, и мои нетерпеливые пальцы совсем близко к цели. Я чувствую, как между средним и безымянным просачивается влага. Капля медленно льётся по правому локтю в мёртвой тишине. Больше соуса исходит из моей малышки с каждым новым движением и я слизываю то, что норовит соскочить вниз. Потом, стараясь обхватить губами и зубами как можно больше, откусываю здоровенный кусок. Большая Тейсти™ заполнила пустоту во мне после того, как кинолента «Ларс фон Триер и Дары Тарковского, Часть 1» оборвалась на самом интересном месте.

В зале со мной было человек семь, а соседнюю троллейбусную остановку переименовали из «Академической» в «Казачий театр». Обе проблемы симптоматичны, но мне всё равно было непонятно, почему прошаренные девчонки из окрестных вузов не пришли на премьеру «Нимфоманки» после уроков. Проказниц не пропустили казаки и утащили в свой театр? Я знаю, кто уготовил им роли знойных чик в вареники-вестерне!

18+
Kozzak

Каким местом думает всё отечественное казачество: ни один уважающий себя online-переводчик не сомневается в том, что «cunt» значит «пизда», в отличие от автора русских субтитров, который говорит «щель». С другой стороны, чёрт с ним, с переводчиком — зачем я вообще пошёл на цензурированную половину фильма? Сидишь, давишься сандвичем — Трах-Бах — и его вырывают из рук, на мгновение оставляя тебя в тишине утраты. А потом, пока ты не опомнился, врубают Раммштайн и трясут перед носом остатками, обильно поливая их кетчупом и плещась в фонтане ледяной колы.

Немногие знают, что Триер пытается подрабатывать психотерапевтом. Справляется он с этим ещё хуже, чем персонаж Скарсгаарда.

— Однажды я отвёл свою приёмную дочь в чулан, закрыл за ней дверь, раздел и дал поиграться со своей сарделькой.
— Под сарделькой вы имеете в виду член?
— Ну да.
— Это нормально, Вуди. Если бы вы действительно имели в виду сардельку, нам, как минимум с вашей дочерью, было бы о чём поговорить. Следующий, пожалуйста.

— Здравствуйте, мои чувства были оскорблены.
— А, чёрт, вы ещё не перевелись. Это нормаль…
— Нет! Где молнии с небес, где супер-рапид? Я требую возвращения говорящей лисички!

Пока мужчины пропадают в нерешительности: стыдиться или продолжать соблазнять попутчиц в метро, твари они дрожащие или право имеют, и прилично ли трахаться друг с другом в зад, пространство действия и чувства обретает женское лицо, киски бунтуют. Исповедь Триера иронична, но реагировать всерьёз на ханжеское говно, которого полно и без того, что волны воинствующих традиционных ценностей выносят на берега Европы, слишком скучно. Извалявшаяся в грязи Джо уже и сама называет себя грешницей, в то время как интеллектуал с чаем и печеньем пытается навязать ей собственные фетиши. Прокатчики пока не дали им кончить диалог, интересно, во что же всё это вылье

Нимфоманка, часть 2