Sense8: Битва экстрасенсов

Сериал «Восьмое чувство», Лана и Энди Вачовски

В третьем, но не последнем фильме трилогии Роя Андерссона «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» есть два сквозных персонажа: торговцы Сэм и Юнатан. Ассортимент этих меланхоличных — на границе с клиникой — коммивояжеров не очень-то богат: есть, скажем, накладные вампирские зубы и мешочек со смехом. На прямой вопрос, чем занимаются, отвечают: «Работаем в индустрии развлечений. Мы просто хотим, чтобы людям было весело». Никто у них ничего не покупает.

Вачовски в начале года уже поработали в индустрии развлечений с «Восхождением Юпитер», только вместо накладных зубов были эльфийские уши и летающие боты Ченнинга Татума, а вместо мешочка со смехом — Мила Кунис. И ведь покупают — Netflix, например.

Восемь человек, политкорректно расселенных во всех концах света, настигает неконтролируемая телепатия. Герои и зрители плохо понимают, что вообще происходит, а на роль разъясняющей инстанции (для смеху что ли) назначен араб из Lost, самого понятного в мире сериала. Только серии к четвертой-пятой станет ясно, что они — ментально связанные сверхсущества, способные меняться способностями (или вообще телами, там не до конца понятно); плохому доктору Висперсу все это не нравится, он готовит им лоботомию.

Хотя ребята и избранные, но совсем лишены всех этих мессианских амбиций, на реализацию которых у Нео ушла целая франшиза. Особой цели тоже не просматривается, каждый своим делом занят; задача унести ноги от злого доктора, как несложно догадаться по анонсу второго сезона, будет им по силам.

Вачовски скромно считают, что Sense8 должен стать для сериального мира чем-то вроде «Матрицы» для экшнов — все резко поменять и стать ориентиром. Хорошо бы обошлось: срежиссированы эпизоды (в том числе и самими Вачовски) так, что ставь они второго «Настоящего детектива», Велкоро в основном наговаривал бы сюжет в диктофон («Да, рыжий, туго твоему папане тогда пришлось…»), а от русской мафии в Винчи прибыла бы делегация чекистов с балалайками.

Если в «Облачном атласе» вам тоже ничего, кроме актрисы Пэ Ду На, не понравилось, то и тут она, родимая, участвует в подпольных боях. Другую в Индии выдают замуж не по любви, но с болливудскими танцами. В Сан-Франциско девушка-трансгендер (немного автобиографизма от Ланы Вачовски) celebrates the pride вполне впечатляюще, будто предсказывая событие, радужно окрасившее юзерпики половины вашего фейсбука. В Мексике мачо-киноактер ходит на премьеры в компании красотки, но сам больше по мужикам — умильный ménage à trois неизбежен. У остальных четверых все так же стереотипно, похвала банальности внутри всемирно отзывчивого кино (влияние кинематографа Гонконга на ту же «Матрицу» уже отмечали). Важнейшим из искусств для героев является кино: Болливуд, «Конан-варвар», боевики с Ван Даммом, латиноамериканские мыльные оперы — культивирующее традиционные ценности любви, брака и добра с кулаками. Связанные с этим перипетии, впрочем, тоже примерно на уровне «Да так только в кино бывает» в любом сериале по «России 1».

Из «Облачного атласа» перекочевало и в самом прямом смысле понятое тотальное кино, суть которого лучше всего описывает тост «Ну, чтобы у тебя все было»: Вачовски опять работают по принципу «Я возьму свое там, где я увижу свое». Музыкой, кстати, пользуются отменно, строя на контрапункте не просто эпизоды — целые серии, и включая Sigur Ros не менее эффектно, чем Уэс Андерсон в «Стиве Зиссу».

В своей непробиваемой банальности (речь, персонажные расстановки, сюжеты) и эклектизме, возведенном в принцип, Sense8 напоминает соцреалистический роман. Соцреализм, как известно, должен был изображать действительность в ее революционном развитии — отсюда и все его явное неправдоподобие вплоть до обживания морфологии волшебной сказки. Грубо говоря, не как есть, а как должно быть и как обязательно будет. Однако в фантазийном мире Вачовских больше никто не восстает для того, чтобы спасти мир. Путь ставшей кем-то вроде председателя земного шара героини Милы Кунис в «Восхождении Юпитер» качественными изменениями не отмечен; как уже написали в соответствующем паблике — в начале драит туалеты без удовольствия, в конце — с удовольствием. Осознание того, что the matrix has you, вызывало перелом в сознании, абсолютно все меняя. Удел героев нынешних Вачовски — бархатная революция себя. Пройдя все испытания, которыми чреваты суперспособности, ты лишь возвращаешься к самому себе — ну может еще родственную душу найдешь. А то и целых семь.